Кролики и капуста

Долгое время ведутся бесплодные дискуссии о том, что производитель должен честно писать на упаковке состав продукции. Ну, пишет, ну и что? Прочитать мелкий шрифт perle, что переводится как «жемчужина», можно только с лупой. Даже со стопроцентным зрением. Какой «жемчуг» мечут производители перед несчастными покупателями? Читаю, что входит в состав тушенки: мясо, соя, соль, перец и так далее. Мяса в этой тушенке точно нет. Цена за банку – 27 рублей! Но правды нет и выше: открываем банку за 100 рублей – ничуть не лучше. По этой причине мы с друзьями на охоту тушенку уже давно не берем – коптим мясо.

Колбаса – это особая песня. Недавно в московских магазинах проверили колбаску с различными соблазнительными названиями. В колбаске обнаружили свиные и куриные шкурки, целлюлозу и прочие не очень съедобные компоненты. Вы думаете, кто-то серьезно с этим борется? Все, как говорится, в пределах допустимой нормы. Вот, например, чиновники заявили, что пальмовое масло очень даже можно есть. Кто раньше слышал о таком масле? Лет 40 назад на Магнитогорском металлургическом комбинате вспыхнул листопрокатный цех. Воспламенилось пальмовое масло, которое использовалось для смазки прокатного стана. Конечно, между пищевым и техническим маслом есть разница. В советское время с маслом была напряженка, мы обходились маргарином, но пальмовое масло не ели!

Сейчас специалисты в области пищевой индустрии заявляют, что пальмовое масло ест вся Африка, и ничего, ее обитатели пока живы. Ну, как говорится, и флаг им в руки! Африка – не тот континент, на который следует брать равнение. Мы привыкли к подсолнечному, а в последнее время – и к оливковому маслу. Хотя, как говорит моя итальянская подруга, масло в наших магазинах напоминает оливковое весьма и весьма отдаленно. Что отвечают чиновники на призыв запретить пальмовое масло? Это невозможно – рухнет российский молочный рынок! Какая связь между африканской пальмой и российской буренкой? Да самая прямая: пальмовый продукт присутствует в молочной продукции, в выпечке и так далее. На этом зарабатывают миллиарды и, может быть, триллионы. Такие деньги победить невозможно. Что делать?

В порядке бреда можно было бы предложить нашему правительству создать КПБ – комитет продовольственной безопасности. С такой же мощной структурой, как КГБ. И посадить его на самофинансирование. Чтобы штрафовали, закрывали и садили нещадно. Товарищи, надо же что-то делать, мы ведь все с такими продуктами вымрем. А это уже не бред, а наша суровая реальность.

Надеяться на какие-то подвижки в деле улучшения продуктов, увы, не приходится. Народ постепенно переходит на самообеспечение. Причем, не только бабушки и дедушки, которые суетятся на садовых участках. Люди объединяются в кооперативы. Например, человек, имеющий опыт работы в сельском хозяйстве, покупает землю и разводит на ней всяческую живность. Члены кооператива вносят ежемесячно по 5 тысяч рублей – на корма, горючее, зарплату и так далее. А взамен получают мясо, птицу, мед и другие продукты. Я лично знаю жену одного крупного бизнесмена, к которой выстраиваются в очередь за козьим молоком и сыром. Продает она их, надо сказать, недешево. Но куда деваться – жить хочется долго и счастливо. И пореже ходить в больницу.

Я первый шаг уже сделал – купил самогонный аппарат и завел кроликов. На очереди – куры и пчелы. Колбасу я уже давно не ем...